Минприроды поддержало уничтожение заповедников

Как следует из письма директора Департамента государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности Р. Гизатулина, ведомство поддерживает и настаивает на скорейшем принятии нового закона об охраняемых природных территориях (ООПТ). 
 
"Этот законопроект создает юридическую базу для окончательного разрушения заповедной системы России, которая пока еще считается одной из лучших в мире, - говорит руководитель программы по ООПТ Гринпис России Михаил Крейндлин. - К сожалению, лоббирование поправок в Закон об ООПТ - далеко не первая попытка министерства лишить особо охраняемые территории защиты. В последние годы МПР откровенно уничтожает заповедную систему, поэтому мы обратились к президенту с предложением изъять у МПР полномочия по управлению ООПТ. Взамен необходимо создать полноценное федеральное агентство по особо охраняемым территориям, непосредственно подчиненное правительству. Конечно, с приданием ему необходимых полномочий".
 
Господин Гизатулин подтвердил, что новый закон позволит менять границы заповедников (закон прямо запрещает это с 1991 г.). Правда, с оговорками: "в случае исключения из его состава земельных участков, использование которых по целевому назначению невозможно в виду утраты ими особого экологического, научного и иного особо ценного значения". 
 
Фактически это означает следующее. Если кто-то поджег лес, тайком построил базу отдыха или проложил дорогу, этот участок теряет ценность, и его можно изымать из заповедника. То есть МПР исподволь предлагает создать простой и эффективный механизм "законного захвата" заповедных территорий.
 
Обращаясь к проблеме строительства гостиниц, турбаз, горнолыжных трасс, канатных дорог, разных "линейных объектов" на биосферных полигонах биосферных заповедников, Р. Гизатулин пишет: "не противоречит действующей (с 1995 года) редакции Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях", упомянутый же законопроект лишь детализирует порядок такого использования".
 
Так, да не совсем. В статье 10 упомянутого закона есть принципиальное требование - "исследования, мониторинг, а также апробирование и внедрение методов рационального природопользования" не должны разрушать окружающую среду и истощать биологические ресурсы. 
 
Как эффективно строительство гостиниц, канатных дорог и прочего разрушает горные экосистемы - общеизвестно, и доказательства этому открыты всем. Также широко известно, кому понадобились предлагаемые МПР поправки. Это, в первую очередь, авторы планов освоения уникального плато Лагонаки в Кавказском заповеднике - участке всемирного наследия "Западный Кавказ". Цена вопроса - около 50 млрд. рублей. Так случайно ли такое единодушие коммерсантов и министерства?
 
Превращать заповедники в национальные парки с менее строгим режимом охраны, по мнению г-на Гизатулина, можно и нужно. При этом он ссылается на действительно непростую ситуацию с заповедниками "Столбы" (Красноярский край) и "Тебердинский" (Карачаево-Черкесия).
 
Действительно, в силу исторических обстоятельств небольшие участки этих заповедников используются для массового туризма и спорта. Однако там все же запрещено массовое капитальное строительство, которое хотят разрешить в национальных парках новым законопроектом. Важно учесть и такой простой факт - описанные Р. Гизатулиным проблемы есть всего в нескольких заповедниках. МПР же предлагает поставить под удар каждый российский заповедник (а их в стране 101).
 
Как можно воспользоваться правом "тасовать" охранные режимы и статусы территорий, легко понять, оценив отношение главного "природоохранного" ведомства к подведомственным ему ООПТ в последние годы.
 
Характерен свежий пример с нацпарком "Русская Арктика". Говоря о нем летом прошлого года, В.Путин отметил: "Ни один индустриальный проект в российской Арктике не будет реализован без учета самых строгих экологических требований. Это принципиальная позиция".
 
Это не помешало премьеру подписать (по согласованию с МПР!) распоряжение N 1699-р, которым акватория нацпарка вошла в лицензионные участки ОАО "Роснефть" для изучения недр, разведки и добычи углеводородного сырья. 
 
Странно, но эта ситуация совершенно не беспокоит директора Департамента государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности. Р.Гизатулин сообщил "Коммерсанту": "В том, что границы лицензионных участков, отданные… под геологоразведку ВР и "Роснефти", могут частично накладываться на морскую акваторию нацпарка, нет ничего критичного… хозяйственная деятельность, связанная с недропользованием в нацпарках, категорически запрещена, поэтому производить разведку и добычу на этом незначительном участке они не смогут".
 
Либо это непозволительная для высокопоставленного чиновника наивность, либо… Многократно проверено, что при возникновении конфликта между природоохранными задачами и нуждами энергетического комплекса решение принимается в пользу последнего. 
 
"Закон прямо запрещает разведку, добывать ископаемые в нацпарках и изменять их границы, поэтому границы лицензионных участков должны быть пересмотрены. Это не прихоть, а требование закона, и мы направили соответствующее обращение в Генпрокуратуру, - комментирует позицию МПР Михаил Крейндлин.

Печать   Электронная почта