Чей карман заплатит за экологию?

 

Под весенним ветром
так одиноко стоит
плошечка для подаянья...
 
(Древняя японская поэзия)
 
Еще во время плановой экономики сформировались начала системы финансирования деятельности по охране природы. Особенность сложившейся системы состояла в том, что показатели результативности хозяйствования сочетались с оценкой прирородохранных задач на всех уровнях государства – как в целом по стране, так и в регионах и по отраслевой базе вплоть до отдельных предприятий.  
 
Ключевая проблема состояла в том, что все затраты планировались и таким образом не было независимых источников финансирования природоохранных мер на местах. Государственное бюджетирование преобладало, при этом величина затрат на охрану природу не всегда грамотно соотносилась с общими инвестициями в деятельность предприятий и  их эффективностью, и тем более оценкой их влияния на природу. 
 
С 1985 года страна постепенно начала вступать на путь формирования открытой рыночной экономики. Можно сказать, что произошла катастрофа сродни Чернобыльской аварии – вся система реализации природоохраны разрушилась вместе с изменениями в экономических механизмах финансирования, поскольку фактически расходы на экологию оказались сведены к нулю.  Многие фирмы были поставлены в жесткие условия выживания, и порой этот интерес “остаться в живых” , словно инстинкт самосохранения, оказывался определяющим, и соответственно до охраны природы дело не доходило.
 
Означает ли это, что экология в современной России не финансируется, и экологические мероприятия не обеспечены материально?
 
Сегодня в России наблюдается рост затрат, связанных с экологизацией производства.  Однако по-прежнему сохраняется тревожная ситуация в связи с тем, что сами предприятия не желают инвестировать средства в улучшение экологического благополучия России.  Крайне низкие штрафы за нарушение экологической целостности и качества окружающей среды не способствуют преодолению таких тенденций. Заметим, что сегодня ставка по процентам на финансирование природоохранных мероприятий чрезвычайно высока – следовательно на серьезные инвестиции рассчитывать не приходится, хотя при низких ставках, высоких гарантиях и грамотной инвестиционной политике вполне возможным было бы привлечение крупных частных  западных игроков.  Еще одним узким местом в финансировании является то, что в России действует право относит на счет платежей за загрязнение природоохранные затраты предприятия. При таком законодательстве создается поразительная ситуация – предприятие не обязано погашать свои задолженности перед экологическими фондами при условии, что оно тратит аналогичную сумму на природозащиту.
 
На что же тогда остается надеяться?
 
В сложных условиях современной российской экономики главными источниками финансирования остаются федеральные ассигнования и средства экологических фондов, которые, образно говоря, подставили плечо государству. По сути, нет никаких сомнений в том, что гражданское общество должно располагать отдельным  ни о каких катаклизмов и планов не зависящим  источником денежных ресурсов, из которого можно будет профинансировать природоохранные действия.
 
Возможно ли вообще устойчивое государственное развитие и инновационно-инвестиционная модернизация производства и сельского хозяйства, если не будет источников, компенсирующих те огромные издержки, которые потерпит государство на этом пути? Экологические фонды как независимые источники тем более будут востребованы в будущем, поскольку сегодня не приходится говорить о преодоление экологических вызовов и кризисов нового века.

Печать   Электронная почта